Помощь Регистрация
RSS лента

SciFi

«Подобные книжки не выходят просто так»

Оценить эту запись
Цитата Сообщение от SciFi Посмотреть сообщение
Руководитель Института демографических исследований Игорь Белобородов прокомментировал прогнозы, данные России американскими учеными.

«Если в России и происходит демографический кризис, то благодаря усилиям американских властей. Потому что программы планирования семьи, которые с 1990-х были задействованы в российских школах при поддержке правительства США, дали грязные плоды», – возмутился в интервью газете ВЗГЛЯД исследованием профессора Эберштадта директор Института демографических исследований Игорь Белобородов.


Пугающие прогнозы относительно будущего России озвучил профессор Американского института предпринимательства Николас Эберштадт в книге «Демографический кризис России в мирное время». Он сравнил уровень смертности от насильственных причин и несчастных случаев в РФ и Сьерра-Леоне, Анголе и Бурунди. «Это не просто обширный демографический кризис, это далеко идущий всепроникающий кризис человеческих ресурсов», – резюмирует ученый.

Эберштадт предсказал России резкое сокращение трудоспособного населения и общий демографический кризис, который заставит ее «пересмотреть свое место на мировой арене, а возможно, даже свое политическое устройство и географические границы», сообщает BBC.
Газета ВЗГЛЯД попросила прокомментировать результаты исследования американского коллеги директора Института демографических исследований Игоря Белобородова.

ВЗГЛЯД: Игорь Иванович, насколько серьезно стоит относиться к подобным исследованиям?

Игорь Белобородов: Подобные книжки, по сути, являются увлечением этого профессора, и название этому увлечению – бумагомарание. Никакой ценности они из себя не представляют. Они даже не являются исследованием в полном смысле слова.

Даже непосвященным заметно, что смертность в нашей стране снижается. И Сьерра-Леоне не годится тут ни в какое сравнение. Мы живем в разных эпохах со Сьеррой-Леоне, Мозамбиком, Анголой и другими странами, которые имеют смертность очень высокого характера. Кстати, мы выгодно отличаемся даже от соседей по СНГ: Узбекистана, Таджикистана, Украины. В бывших странах Союза смертность, конечно, намного ниже, чем в африканских государствах, но Россия и на этом фоне смотрится очень выигрышно.

ВЗГЛЯД: Благодаря чему?

И. Б.: Тому есть несколько причин: в направлении снижении смертности сделано многое. В основном масштабы российской сверхсмертности формирует алкоголизация населения, а поскольку этой проблемой начали заниматься, результат не заставил себя ждать.

Но главное, что возмущает со стороны так называемых профессоров за океаном, – это попытка подмены акцента. Вряд ли там сидят люди, которые действительно искренне заблуждаются и не понимают, что задача на самом деле другая. Они пытаются показать, что основная функция власти нашего государства должна состоять в достижении снижения смертности. Это категорически не так.

ВЗГЛЯД: Тогда что нужно сделать для выравнивания демографической ситуации?

И. Б.: Видите ли, на сегодня самая высокая продолжительность жизни – в Японии. Рождаемость там такая же, как в России, но это – вымирающее государство. Потому что сохранение народных ресурсов и их преумножение – то есть воспроизводство – это совершенно разные траектории демографической политики.

Сколько бы мы ни снижали смертность, вплоть до бессмертия, демография от этого никак не улучшится, только ухудшится пенсионная и социальная ситуация. В Японии почти рухнул пенсионный бюджет, страна практически захлебывается в социальных обязательствах. Та же ситуация складывается по всей Европе, особенно в скандинавских странах, где тоже высокая продолжительность жизни и низкая рождаемость.

В России же акцент должен быть сделан на репродукцию. Делать акцент на снижение смертности – значит пытаться предложить ложную альтернативу.

Есть еще одна ложная альтернатива, которую предлагают зарубежные эксперты, когда пытаются учить Россию, как ей выходить из демографического кризиса, – это миграция. Они говорят: «Бесполезно повышать рождаемость, вы лучше снизьте смертность и завозите мигрантов». Но на примере многих стран эта идея себя уже дискредитировала. Межнациональные конфликты растут, как на дрожжах, коренное население подменяется пришлым, и это означает ликвидацию многих культур в мире. Для России это означало бы потерю уникальной русской культуры.

Да и по сути миграция не является альтернативой в перспективном плане, потому что мигранты, приезжая сюда, начинают подражать коренным жителям, перенимать их ценности, полностью заимствуя репродуктивную модель. Так же, как во Франции поступают марокканцы и другие представители Магрибского континента: у себя на родине они рожают по трое-четверо детей, а во Франции – одного-двух максимум. Этим и чреваты ценности европейской цивилизации.
Резюмируя: акцент любой страны, которая столкнулась с вымиранием населения, а Россия с этим столкнулась очень явно, и США, откуда звучат столь неосмотрительные рекомендации, тоже с ближайшее время с этим столкнутся, должен быть сделан на воспроизводство человеческого потенциала, который можно увеличить с помощью увеличения рождаемости.

ВЗГЛЯД: Но, согласно отчетам российских чиновников, рождаемость у нас и так растет. То есть можно не беспокоиться?

И. Б.: Никуда она не подросла, рождаемость снижается от когорты к когорте. Единственное, что сейчас несколько смазывает общую картину, – это рождаемость межколенного характера. Поскольку в конце 1980-х был определенный всплеск рождаемости, то сейчас эти люди входят в репродуктивный возраст. Как только этот запас себя исчерпает, мы столкнемся с очень сильным демографическим провалом. По сути, к 2025 году у нас будет двукратный обвал и по численности женщин репродуктивного возраста, и по числу призывников – по всем параметрам.

В общем, что бы ни говорил Минздрав, население сокращается, и даже до простого замещения нам еще очень далеко. Темпы воспроизводства в полтора раза ниже, чем нужно.
ВЗГЛЯД: А есть какой-то универсальный рецепт улучшения демографической ситуации в стране? Может быть, финансовая поддержка?

И. Б.: Меры, подобные материнскому капиталу, никоим образом не влияют на демографическую картину. У них есть социальное значение – повысить уровень благосостояния семьи, но с этим справляются и пособия...

Основное, что мотивирует рождаемость, – вне зависимости от благосостояния семьи – это репродуктивная культура. Универсальный рецепт только один – сохранение традиций и религий, характерных для населения страны. Не случайно на сегодня те группы населения, которые остались приверженцами своей религиозной традиции, демонстрируют самые высокие показатели рождаемости.

Вспомните, в конце XIX века Россия первой в мире показала воспроизводство населения, имея самую высокую рождаемость при высокой, кстати, смертности, которая на общую картину не влияла.

ВЗГЛЯД: Но сейчас как раз активно возрождаются религиозные традиции. Иной раз – даже с перегибом, как, например, в случае с предпринимателем, который обещал увольнять за аборты... Самосознание недостаточно выросло?

И. Б.: Если у нас в России и происходит демографический кризис, то во многом благодаря усилиям властей страны господина Эберштадта. Потому что те программы планирования семьи, которые с начала 1990-х были задействованы в российских школах при поддержке различных организаций, правительства США, дали свои грязные плоды. Приход демографических проблем у нас прогнозировался приблизительно на начало 2000-х, а начались они уже в 1990-е.

Я убежден, что это произошло именно из-за воздействия программ по сокращению рождаемости, навязывания лояльности к гомосексуализму, стимулирования снижения возраста сексуального дебюта, внедрения контрацептивного мышления, продвижения абортов. Все это было сделано очень нагло и цинично, и частично продолжается и сейчас, несмотря на протесты родителей. Так что тут чья бы корова мычала...
ВЗГЛЯД: Тогда как расценивать исследование г-на Эберштадта? В своей книге он бросается довольно громкими фразами: «всепроникающий кризис», «Россия в нынешнем виде перестанет существовать», – утверждает, что «амбициозные лидеры России еще даже не начали осознавать масштаб того, что происходит». Можно считать это не научными, а политическими заявлениями?

И. Б.: Политический момент, безусловно, есть. Подобные книжки не выходят просто так. Заметьте, войны современного типа поменяли свою сущность. Раньше было принято стрелять и направлять пехоту, сейчас войны идут бескровно. Если ввести растлевающие программы в школах, тогда мы и без войны получим ущербное поколение со сниженной рождаемостью. Поэтому все здесь предсказуемо.

ВЗГЛЯД: То есть заказ на исследование мог быть дан американскими властями?

И. Б.: Я думаю, так оно и есть.
Комментарии

Трекбэков