Помощь Регистрация
RSS лента

SciFi

Большая вражда

Оценить эту запись
Новые русские

— Ну что, экстремисты, фашисты и примкнувшие к ним идиоты, поехали в тюрьму!

Смертельно уставший водитель омоновского пазика сплевывает в окно: младшему из задержанных 14 лет, старшему 43. Возраст, а также национальный состав «русских националистов» выяснится позже, когда в райотделе будут переписывать данные задержанных. Из 39 ксенофобов русские и украинские фамилии носят только 26 человек. Остальные — татары, корейцы, пара чувашей, еврей и один реальный мулат с дредами. Он тоже пришел бить кавказцев.

Услышав про тюрьму, малолетки с задних сидений начинают нервничать.

— Мне же завтра в школу!

— В школу пойдешь лет через пять. И то, если судья добрый попадется, — улыбается здоровенный омоновец. Сопровождающие только что сняли шлемы, и оказалось, что под устрашающим антуражем скрываются вполне человеческие лица. — Да ладно, не ссы. Отпустят вас в отделе, только данные перепишут. Если каждого судить, никаких судей не хватит.

Семерым бойцам предстоит конвоировать до ближайшего отделения милиции задержанных во время драки на площади у ТЦ «Европейский». О том, что происходило в последний месяц 2010 года на площадях Москвы, Питера, Ростова-на-Дону, рассказали и показали все СМИ. Но самое интересное и самое страшное увидел наш корреспондент, оказавшийся вместе с задержанными в милицейском пазике. Как только с шипением закрываются двери автобуса, становится предельно ясно, что никакой «линии фронта» между условными националистами и условными защитниками государственного строя, в сущности, нет. По разные стороны условной баррикады полное идеологическое единение. А значит, во время очередной серьезной бузы граница между этими двумя силами может исчезнуть в любой момент. И этот, самый серьезный, урок минувшего декабря, похоже, еще в полной мере не осознан.

— Вот зачем вы нас загребаете? Вам самим этот беспредел кавказский не надоел? — Бородатый парень лет тридцати дергает ближайшего омоновца за рукав.

— Ты из идейных, что ли? — перебивает омоновец.

— Из идейных.

— Так вот, идейный, и вы все остальные тоже: слушаем сюда. Вы какого хрена приперлись к зверькам с одними кулаками? Вы с кем честно драться собрались, бараны? Вот ты, например, — омоновец за шиворот поднимает с кресла ближайшего к нему подростка, — ты что будешь делать против травмата? Пули зубами ловить? Вы знаете, сколько мы оружия у них сегодня изъяли? Ножи, стволы, кастеты. Каждый из вас спасибо нам должен сказать, что живой сегодня остался.

«Спасибо» раздается с задних рядов.

«Сын готов воевать с отцом. Все признаки гражданской войны налицо, Теперь ты понимаешь, почему никто так и не дал команды разгонять все эти митинги по-взрослому, несмотря на все слова президента? Ни один чиновник никогда не даст такую команду, зная, что в толпе может оказаться его сын»
— Пожалуйста. Вы думаете, нам нравится то, что происходит? Не нравится. Гоняешься за ними на Кавказе, потом приезжаешь, а они уже тут. Вот только е…ть их надо на поражение, а не так, как вы. Зачем про «стрелу» орать на весь мир? Тихо сговариваетесь, выходите и кладете их мелкими партиями. Потом бегом домой и ложитесь спать. Надо перенимать тактику врага. Все, приехали.

Автобус останавливается возле отделения милиции. Старший скрывается за массивной железной дверью. Возвращается минут через пять.

— Едем дальше. Здесь одно зверье. Мест нет.

Все ближайшие райотделы забиты задержанными выходцами с Кавказа. До отделения милиции, в котором «свободные места» есть хотя бы в актовом зале, добираемся спустя три часа после задержания. Весь личный состав на дежурстве уже сутки. Несовершеннолетних забирают в ПДН. Остальным предстоит дактилоскопирование и занесение личных данных в базу московских экстремистов.

— Фамилия?

— N.

Глаза начальника районного уголовного розыска медленно превращаются в блюдца.

— Полковник N из департамента собственной безопасности тебе кто?

— Отец.

Майор медленно и аккуратно рвет протокол, обводит взглядом зал и также медленно и аккуратно говорит:

— Среди задержанных еще дети сотрудников есть?

И русские, и кавказцы видят друг друга только в метро, кафе, на улице и по телевизору. И, возможно, им просто не хватает точек пересечения. В сущности, когда два народа готовы уничтожать друг друга — это ведь тоже своеобразная жажда общения, выразившаяся в такой дикой форме, потому что другой никто не предложил
Семь человек поднимают руки.

— Б…дь, — как-то обреченно выдыхает майор. — Этих в отдельную очередь. Без протоколов. Ну ты-то что на «Киевской» забыл? Тебе-то чего в этой жизни не хватает? А?

Сын полковника внимательно смотрит в глаза майора и негромко, но с вызовом говорит:

— Да потому что достали вы уже! Живете с черных денег. За бабки позволяете им творить беспредел. И вы лично, и батя мой.

Майор неожиданно взрывается.

— Я их сюда пустил?! Да будь моя воля, я бы их за 24 часа вып…л назад в горы. Но как только их тронешь, они жалобы пишут в прокуратуру и отцу твоему. Вот с него и спрашивай.

— Я и спрашиваю.

— Иди на х… отсюда! Сержант, проводи его. Пусть валит, а то потом проблем не оберешься.

— Сын готов воевать с отцом. Все признаки гражданской войны налицо, — сам себе шепчет мой сосед справа. Этот пожилой мужчина — единственный, кто был задержан на месте драки случайно: просто шел с электрички в метро. — Теперь ты понимаешь, почему ОМОНу никто так и не дал команды разгонять все эти митинги по-взрос­лому, несмотря на все слова президента? Ни один чиновник никогда не даст такую команду, зная, что в толпе может оказаться его сын.

— Товарищ майор, а на какой улице отделение находится? — Один из задержанных хочет сбросить эсэмэску друзьям, чтобы приехали и забрали: уже два часа ночи.

— Маяковского.

— Маяковская?

«В девяностые годы была интегрирующая идея: криминал. Сейчас нет даже такой идеологии. И если произойдет возрождение России, чего я очень хочу, то только через кровь. Потому что больше не через что. И это будет наша кровь. Нам суждено быть жертво-приношением»
— Маяковского. Поэт такой был. Владимир Маяковский.

— Через «о» или через «а»?

— Через «ы»!!! — опять взрывается майор. — Вам после школы надо, как в революцию, курсы по ликвидации безграмотности проводить.

— Какой революции?

Майор обреченно машет рукой и выходит из зала. По громкой связи кричат о том, чтобы следственная группа срочно готовилась на выход. В двух кварталах от РОВД очередная массовая драка, есть раненые. Милиционеры бегут к выходу мимо стенда «Сотрудники ОВД на Северном Кавказе» с подзаголовком: «Мира не будет!» Рядом со стендом объявление о наборе сотрудников московской милиции, желающих служить в МВД Ингушетии и Чечни. Москвичам предлагают жилье и сказочную по московским меркам зарплату.

— Идут служить? — спрашиваю у одного из сержантов.

— Мы что, похожи на идиотов? Пусть они сами там служат, а то все к нам в московскую милицию хотят. Сейчас им эту лавочку прикрыли вроде бы.

— Это как?

— Уже месяц, как нам дана негласная установка на работу выходцев с Кавказа не брать. Ни на какие должности.

Через час мне то же самое скажет начальник отделения. Спустя еще два часа всех задержанных отпустят, выписав штраф в 50 рублей за «переход проезжей части в неположенном месте».

продолжение - "Несварение народа" - http://www.expert.ru/russian_reporte...arenie-naroda/

После событий на Манежной площади только ленивый еще не испугался гражданской войны и распада государства. Но на самом деле не так страшен призрак большой межнациональной вражды, как наша неспособность адекватно осмыслить эту угрозу и найти противоядие. Правящая элита пока демонстрирует лишь решимость идти путем жестких полицейских мер, и даже внесистемная либеральная оппозиция скорее за, чем против. Но прикрутить намертво крышку котла, в котором варятся нации, — не лучшее решение национальной проблемы: рано или поздно это приведет к новому взрыву. Гораздо важнее заглянуть в этот котел и понять, в чем причина «несварения народа». «РР» попытался найти ответ на этот вопрос Владимир Антипин, Марина Ахмедова, Юлия Вишневецкая, Андрей Молодых, Дмитрий Соколов-Митрич

Метки: Россия Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории
Комментарии

Трекбэков