Помощь Регистрация
RSS лента

SciFi

Формула любви от Януша ВИШНЕВСКОГО

Оценить эту запись
http://www.itar-tass.com/c43/228666.html

В этот раз Януш Вишневский приехал в Россию, чтобы отметить 10-летие выхода в свет своего дебютного романа «Одиночество в Сети», мгновенно прославившего этого польского ученого и прозаика, живущего во Франкфурте-на-Майане. В эксклюзивном интервью «Эхо» писатель рассказал, к чему приводят интернет-знакомства, о специфике женского мышления, секретах супружеского долголетия, о сущности любви.



— Пан Януш, вы до сих пор убеждены, что в Интернете можно найти близкого человека, возлюбленного? По мне, так это просто сказка на современный манер. Даже официальная статистика говорит, что в Сети до 25 процентов сумасшедших...

— Вы сделали Интернету большой комплимент. Дело в том, что в реальном мире безумными официально считаются 40 процентов населения Земли. Конечно, я верю, что в Интернете любовь найти возможно. Я ни в коем случае не выступаю сейчас адвокатом книги, которую написал 10 лет назад. В данном случае в такой защите нет необходимости. Доказательством мне служат сами люди. Вот только что я подписал свою книгу молодожёнам, которые познакомились в Сети. И таких пар сегодня было несколько. В Польше я был приглашён на 40 свадеб, которые состоялись благодаря книге «Одиночество в Сети». Интересно, что в Оксфорде и Хайдерберге проводились исследования мозга людей, объявивших, что они полюбили друг друга в Интернете. Выяснилось, что люди эти ничем не отличаются от тех, кто полюбил как все — в обычных обстоятельствах. Любовь начинается со слова...

— Письменного?

— Любого. В Интернете в начале было слово. В любом случае эти «письменные» отношения выливаются во что-то вполне реальное. Кто-то высылает свою фотографию, у кого-то появляется потребность услышать голос собеседника, ну и, конечно же, возникает острая потребность в тактильном контакте. Бывают люди, для которых пребывание в состоянии влюблённости важнее самой встречи. На эту тему мне присылают множество электронных писем, в которых описывают свои эмоции. Многие боятся реальной встречи. Боятся своего физического воплощения. И зря! Потому что у юноши, прикованного к инвалидной коляске, такие же шансы найти любовь в Интернете, как у Брэда Питта. В Сети много рискованного. Вранья много. Но враньё это не злостное. Когда мы говорим о себе, то, как правило, стараемся выделять самое лучшее, а мир зачастую видит нас иначе. Многие из созданных в виртуальном пространстве пар в жизни никогда не обратили бы друг на друга внимание. Мужчины оказываются толстыми и лысыми, а женщины — плоскогрудыми. Однако близость, возникшая во время переписки, не позволяла потом ошибкам природы помешать развитию любовных отношений.

— Понравился ли вам одноимённый фильм, снятый по мотивам вашей книги?

— С самого начала было ясно, что фильм снимут качественно. Бюджет был огромен. Играли лучшие польские актёры. Была подобрана прекрасная музыка. Снимали в красивейших городах мира — Новом Орлеане, Париже, Вроцлаве. Но всё это не обеспечило фильму эмоций. Ведь люди в кино пошли не для того, чтобы посмотреть на Новый Орлеан, они хотели поплакать, как плакали, читая книгу. Поэтому фильм разочаровал 80 процентов зрителей. Но все критики и недовольные почему-то ополчились на меня, а не на режиссёра. Видимо, потому, что мой электронный адрес в Польше знают все. И действительно, получилась не самая лучшая вариация на мою книгу. Кроме того, была допущена колоссальная ошибка во время рекламной кампании фильма. Практически в каждом городе висело множество плакатов, приглашающих посмотреть это кино. Людей подогревали и перегрели... Намного успешнее прошла театральная постановка по книге в Санкт-Петербурге в театре «Балтийский дом». Спектакль держится на сцене уже больше двух лет. Вот где можно от души поплакать.

— Участвовали ли вы в выборе актёров? В частности, актрису на главную роль отбирали сами? Почему роль отдали именно этой золотоволосой девушке?

— Я никакого влияния на фильм не имел. Сценарий написал продюсер, режиссёр и оператор Витольд Адамек. Этот человек был своего рода «Сталиным» картины. Сосредоточить в одних руках столько функций — это, на мой взгляд, было большой стратегической ошибкой. В итоге лента получилась видением только одного этого человека. А ведь Адамек даже не был влюблён, когда делал этот фильм. Влюблённый мужчина снял бы абсолютно другое кино.

— Мне кажется, что вы иногда думаете по-женски. Кто научил вас этому?

— Специально меня этому не учили. Я был воспитан в нормальной семье. У меня есть брат. Сестёр не было. Мало того, я в течение пяти лет учился в абсолютно мужской школе, в которой воспитывали будущих моряков. С 15 до 20 лет в моей жизни не было женщин вообще. Затем я начал изучать физику, а в мире физики прекрасный пол, как правило, не сильно представлен. От такого многолетнего гендерного голодания я стал читать специальную литературу о женщинах. Если меня что-то интересует, я выворачиваюсь наизнанку, чтобы изучить вопрос досконально. Может быть, из-за того, что женщин не было в моей жизни так долго, я поставил их на пьедестал. Но сделал это не для того, чтобы разглядывать их нижнее бельё, хотя это меня тоже интересовало. О том, что хорошо знаю и понимаю женщин, я узнал из газет. Иногда рождаются такие мужчины, у которых женский ген превалирует, и они умеют думать поженски. Я не из таких! У меня с генами всё в порядке. Я всего лишь иногда плачу, когда смотрю душевное кино. Слава Богу, что в кинозале темно и никто не видит. Я убеждён, что мужчин, знающих женщин, нет, а если и есть, то это психически больные люди. Нет ничего более прекрасного, чем загадка прекрасной половины человечества. Ведь супружеские пары распадаются прежде всего потому, что секретов почти не остаётся. Все они раскрыты. Поэтому нужно стараться хранить тайну до конца. Очень важно, проснувшись с утра, узнать что-то новое о любимом человеке. Это вам говорит уже немолодой мужчина.

— Вы как-то сказали, что успехи, достигнутые вами после долгих научных трудов, принесли вам пять минут удовольствия. Сколько по времени длилась радость, которую принёс успех вашего первого романа?

— Это удовольствие нужно измерять в моментах. Например, два дня тому назад я прилетел ночью из Франкфурта в Санкт-Петербург. И первым человеком, которого я увидел, был пограничник. Этот молодой человек взял у меня паспорт, посмотрел и радостно воскликнул: «Вы написали «Одиночество в Сети»!» Мне было очень приятно. Или вот ещё история. После издания книги я приехал в свой родной город. Моя дочь, которой на тот момент было 14 лет, пошла в книжный магазин. Вернулась она очень радостная и сказала, что я дал «пинка» Гарри Поттеру. В местном списке бестселлеров «Одиночество...» стояло на несколько пунктов выше.

— Писательская деятельность помогает вам оставаться верным жене или женщине, с которой вы сейчас вместе?

— Понимаю, к чему вы клоните. Многие задаются вопросом: почему Вишневский пишет книги, ведь у него и так есть всё? Завистники говорят, что я это делаю для того, чтобы проще было кадрить женщин. Это неправда. Ведь такая популярность не служит укреплению супружеского союза. И здесь мои познания о химических процессах, которые происходят в людях в моменты любви, не помогают. Я не анализирую свои связи в категориях, о которых идёт речь в книгах. О чём-то я знаю больше, чем остальные. Например, отчего угасает либидо. Но даже и это моё знание никак в реальной жизни не помогает.

— Чем химическая формула выдуманной любви отличается от формулы любви реальной? Вы не проводили таких тестов у себя в лаборатории? Ведь вариантов этого чувства существует великое множество.

— Во многих своих романах я преподношу любовь как процесс химический, но в то же время и как безумно романтичный. Любовь это, конечно же, химия, но не только. В своих книгах я говорю о романтике, которая сопровождает эту химию. Я не думаю, что о любви больше знают химики-лаборанты, нежели поэты. Любовь — явление сложное. Я не хочу её сводить только к химическим структурам. Просто я хочу донести, что во время любовных переживаний организм человека меняется. Разве вы не чувствуете этой химии, когда любите? Признайтесь, вы сейчас влюблены?

— Не скажу! Но когда влюблена, то химию почти всегда удаётся контролировать.

— Я не говорил, что её нельзя контролировать. Она просто есть, и всё.

— Но ведь этого всегда так мало!

— А что у вас есть кроме химии?

— Целый мир...

— Мир — это тоже химия!

— Писательство для вас как лекарство. От какой болезни?

— От грусти.

— От грусти или меланхолии?

— Это можно называть по-разному, но точно что-то очень печальное.

— Вы пишите свои книги, когда влюблены?

— Пребывая в состоянии радости, писать не получается. Мне просто необходимо сначала ввести себя в определённое состояние. У меня есть свой собственный метод для смены настроения. Я читаю грустную поэзию, например Сергея Есенина, слушаю музыку, пью вино. Только после того как я вспоминаю, что такое печаль, начинаю писать. Если обыграть слово «беллетристика», переведя его с итальянского, не французского языка, то оно будет означать «прекрасная печаль». Счастливые люди книг не пишут.

Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории
Комментарии

Трекбэков