Правозащитники сообщают о жестоком избиении милиционерами подростка в Дагестане. По их данным, сотрудники милиции били Махмуда Ахмедова, 1995 года рождения, в здании ОВД села Хотода Шамильского района республики, требуя сознаться в мелкой краже, которой он не совершал.
20 июля 2010 года около 17:00 в дом Ахмедовых в горном селении Хотода пришли двое милиционеров, в том числе участковый Магомед Магомедович Магомедов – житель села Тидиб. В момент задержания мать Махмуда была в Махачкале, а отец работал в селе Хотода. Кроме детей, дома был их 85-летний дедушка Курбан Гусейнов. Не объяснив причины своего визита, сотрудники милиции забрали Махмуда. На вопрос деда, на каком основании забирают ребенка, участковый грубо ответил: "Не твое дело", говорится в сообщении правозащитного центра "Мемориал", поступившем в понедельник в редакцию NEWSru.com.
По информации правозащитников, подростка начали бить уже в милицейской машине, требуя признаться, что он украл некие строительные инструменты. Участковый требовал, чтобы по прибытии в РОВД мальчик признался, что украл электродрель и спрятал ее в тумбочке у себя дома. Затем избиение продолжилось в ОВД, расположенном в 25 километрах от села Хотода.
- Инопресса: дагестанские силовики сажают и пытают невинных, порождая "ответный терроризм"
- Милиционеры, зверски пытавшие и топившие таксиста "за лысину", получили по три года
- Как пытают в милиции: способы доказать виновность невиновных


В пресс-релизе приводится рассказ Махмуда Ахмедова: "Меня завели в какую-то комнату, полностью железную. Сотрудников было трое: те двое, что меня задерживали (участковый и второй, полненький), и еще какой-то посторонний мужчина. Этот посторонний держал мне руки за спиной. Участковый сперва дубинкой ударил по груди, а потом три раза по голове. Он попал по уху, было очень больно, ухо начало страшно гореть. Я и не знал, что так больно, когда по уху бьют… Теперь это ухо у меня не слышит. Потом полненький милиционер стал избивать меня деревянной дощечкой по телу. Заламывали пальцы, взяли ножницы и стали пугать, что отрежут пальцы... Потом они сказали: "Надо по ногам ударить, чтобы не ушел отсюда". И стали бить по коленям и голени... Очень сильно били. От слабости я терял сознание. Участковый угрожал: "Я тебя изнасилую, я тебе это сделаю, я тебе то сделаю...". Заставляли сказать, что я взял дрель. По сердцу тоже били. Заставляли вытягивать руки вперед и били дубинкой по рукам. Взяли отпечатки пальцев, но ничего не записывали, просто били и говорили, что я украл. Били долго, почти всю ночь. В конце они стали стричь мне ножницами волосы, говорили, что барана стригут, и смеялись. Потом меня привели в комнату, где были двое парней из нашего села. Они взрослые, их тоже подозревали в том, что они украли эти инструменты. Меня заставили перед ними сказать, что я украл. Я сказал, и их отпустили. Потом меня посадили на стул. Так я сидел до утра. Кушать и воды не давали. Спать я не мог, потому что голова очень болела, я даже не мог глаза закрыть от боли..."

Мать Махмуда Ахмедова Айшат Гусейновой рассказала правозащитникам, что в тот день она была в Семендере (пригород Махачкалы) вместе с мужем, когда ей позвонила сестра и сказала, что сына забрали в милицию. Однако добраться до отделения милиции райцентра, куда увезли ее сына, они смогли только утром следующего дня.
"Милиционеры не обратили на меня внимания, и я смогла беспрепятственно пройти в дежурную часть. Там я увидела Махмуда. Он сидел на стуле, согнувшись, и держался руками за голову. Я спросила: "Махмуд, что с тобой?" Но он не поднимал голову. Тут меня заметили сотрудники милиции и вывели на улицу", - рассказала мать подростка.

По ее словам, позднее им с мужем удалось увидеться с сыном, благодаря родственнику, сидевшему на посту, и мальчик рассказал родителям, что его сильно избили. Увидев избитого сына, отец мальчика, Хирамагомед Ахмедов, обратился к своему двоюродному брату, начальнику ГИБДД Шамильского района, чей кабинет располагается в том же здания ОВД. Родственник спустился на первый этаж и, увидев племянника, поинтересовался у коллег, что случилось. "Полненький" милиционер, принимавший участие в избиении подростка, стал кричать на Махмуда при дяде, сказав, что "уже задал ему" и еще добавит. Когда начальник ГИБДД сообщил коллеге, что это его племянник, тот растерялся и ответил: "Если бы я знал, что это твоего двоюродного брата сын, я бы не дал его избить". После этого подростка отпустили. Обыск дома не проводили, никаких обвинений не предъявили.

Из ОВД Ахмедовы отправились в районную прокуратуру. Прокурор Рамазан Омаров осмотрел мальчика и отправил его в больницу. По дороге Махмуду стало плохо, началась рвота, отец с трудом довел его до палаты. В это время прокурор вызвал к себе избивавших Махмуда сотрудников. Когда они явились, он в присутствии матери пострадавшего попросил их рассказать о своих "ночных подвигах". Вместо того, чтобы извиниться, участковый в присутствии прокурора начал кричать на Айшат Гусейнову: "Захотелось так! Захотел и избил! Иди, жалуйся куда хочешь!". Айшат пыталась сказать, что будет добиваться справедливости, дойдет до Москвы, но участковый отрезал: "Мне наплевать, жалуйся куда хочешь! Ничего мне не будет". После этих слов у Гусейновой случился эпилептический припадок, очнулась она уже в больнице.

21 июля Махмуд Ахмедов находился на лечении в районной больнице, 22 июля его перевели в республиканскую больницу в Махачкале. Из медицинского заключения от 21 июля: "Жалобы на головные боли, в левой половине грудной клетки, в левом коленном суставе. Со слов больного, 20.07.2010 его избили в отделении милиции. Волосы на голове местами были стрижены. При пальпации на теменной области головы имеются незначительных размеров гематомы (1.0*0.5, в двух местах). Под левым глазом незначительный отек и ссадина на левой боковой поверхности также ссадина размером 2,0*1,0 см. В области левого коленного сустава имеется ссадина 5,0*3,0 см. Других повреждений на теле не определяется. Д/з ушибы, ссадина головы, грудной клетки, слева шеи и левого коленного сустава".
Махмуд Ахмедов окончил четыре класса Хотодинской средней школы, затем вынужден был бросить школу, чтобы помогать родителям по хозяйству. Отец и мать мальчика – инвалиды 2-й группы (мать страдает эпилепсией, отец – слабослышащий). В семье шестеро детей.


http://www.newsru.com/russia/26jul2010/drel.html