Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера обязал российские власти выплатить 13 тыс. евро гражданину Узбекистана Абдумуталлибу Каримову за нарушение его прав на свободу и личную неприкосновенность и на эффективные средства защиты перед государственными органами. Г-н Каримов объявлен в розыск у себя на родине по обвинению в совершении терактов, участии в террористических организациях, включая Хизб-ут-Тахрир, а также в попытке свержения конституционного строя и в организации массовых беспорядков. В 2005 году, спасаясь от преследования, он бежал в Россию и поселился в Йошкар-Оле, однако в 2008-м был арестован, и вопрос о его экстрадиции был решен положительно. Лишь после вмешательства ЕСПЧ, запретившего выдачу этого человека властям Узбекистана, Каримов получил временный статус беженца.

Во вчерашнем постановлении Евросуда отмечается, что если экстрадиция все же состоится, то Россия автоматически станет нарушительницей установленного Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод запрета на применение пыток и бесчеловечного обращения. Это связано с тем, что Узбекистан сообществом европейских стран рассматривается как государство, преследующее своих граждан за политические убеждения.

Трагические события в Андижане произошли в мае 2005 года. Там проходил процесс над 23 бизнесменами, обвинявшимися в участии в запрещенных фундаменталистских исламских организациях и сотрудничестве с Акрамом Юлдашевым, лидером религиозной группировки «Акромия», бывшим членом Хизб-ут-Тахрир. Юлдашев во время андижанских событий уже семь лет сидел в тюрьме за взрыв, устроенный в Ташкенте в 1999 году. Процесс сопровождался митингами сторонников акромистов, требовавших освобождения своих товарищей. В ночь на 13 мая митинги переросли в массовые беспорядки и вооруженный мятеж. Тюрьма, где содержались обвиняемые, была захвачена, и около 2 тыс. заключенных вышли на свободу. Мятеж был подавлен в тот же день силами регулярной армии. По оценкам республиканских властей, во время беспорядков погибло около 200 человек, около 500 было ранено. Тысячи беженцев хлынули в соседнюю Киргизию. По данным правозащитников, количество жертв было в разы больше. В ноябре 2005-го Генассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую Узбекистан за отказ рассматривать события в Андижане иначе как внутреннее дело страны. Против резолюции проголосовало 39 стран, в том числе и Россия.

Абдумуталлиб Каримов, как следует из материалов его дела в ЕСПЧ, от политики был далек. Он держал бакалейный магазинчик в городе Аим, и в Андижан 13 мая 2005 года приехал закупать товар на оптовом рынке. Увидев демонстрацию на площади Бобур, он решил к ней присоединиться. Когда военные открыли огонь по демонстрантам, началась паника, Каримов решил убежать, но в толпе потерял паспорт. Опасаясь преследования властей за участие в андижанской демонстрации, незадачливый бакалейщик бежал из страны.

В Йошкар-Олу Каримов прибыл в июне 2005 года. Он жил в этом городе три года вместе со своим братом и работал на стройке, пока в июне 2008-го не был арестован на основании запроса прокуратуры Узбекистана о его экстрадиции. У него был найден фальшивый паспорт гражданина Киргизии, за что в декабре того же года он был осужден и приговорен к штрафу в 10 тыс. руб. С этим г-н Каримов спорить не стал, но экстрадиции на родину воспротивился отчаянно и стал просить предоставить ему политическое убежище. Он отрицал свою причастность к событиям 2005 года в Андижане, но при этом утверждал, что в Узбекистане его будут преследовать и за это, и за причастность к Хизб-ут-Тахрир, а также опасался быть подвергнутым пыткам.

Однако МИД и ФСБ сообщили в Генпрокуратуру, уполномоченную решать вопросы об экстрадиции, что препятствий для выдачи г-на Каримова нет. ФМС отказала в предоставлении ему убежища, сославшись на ст. 5 закона «О беженцах», которая в качестве одного из оснований отказа предусматривает факт возбуждения уголовного дела в отношении заявителя. На основании этого, учитывая выдвинутые против Каримова обвинения в Узбекистане, а также предоставленные властями республики письменные заверения соблюдать права беглеца, Верховный суд Марий Эл дал санкцию на экстрадицию. Позднее, в декабре 2008 года, законность этого решения подтвердил и Верховный суд РФ, который отметил, что г-н Каримов стал просить политического убежища почему-то только после его ареста, а не сразу по прибытии в Россию. Однако чуть раньше, в ноябре, по заявлению гражданина Узбекистана и на основании специальной процедуры ЕСПЧ приостановил процедуру его экстрадиции.

За Каримова заступились в российском представительстве комиссара по правам человека ООН и уведомили Генпрокуратуру и ФМС о том, что дело Каримова об экстрадиции не было надлежащим образом изучено, и настаивали на правоте позиции беженца. Также письмо было направлено в Верховный суд Марий Эл. В нем судьям напомнили о Женевской конвенции, регулирующей права беженцев, а также о реальной угрозе Каримова подвергнуться бесчеловечному обращению в Узбекистане. Российские правоохранительные органы стали пересматривать запрос Каримова о предоставлении ему убежища, но в январе прошлого года ФМС Марий Эл снова ему в этом отказала, что было подтверждено решением горсуда Йошкар-Олы и Верховного суда республики в июне 2009-го. Тогда же Каримова выпустили из тюрьмы, где он просидел ровно год. А в конце августа ФМС вняла мольбам бакалейщика и предоставила ему временный статус беженца, который истекает в конце нынешнего лета. Хотя, вероятнее всего, такое решение было принято под воздействием представительства комиссара по правам человека ООН и ЕСПЧ.

Последний в своем вчерашнем постановлении отметил, что к дипломатическим заверениям Узбекистана о соблюдении прав обвиняемого не следует относиться столь доверительно, так как пытки в этой стране применяются повсеместно и постоянно. И поскольку г-н Каримов по запросу об экстрадиции был сразу арестован в России, решил ЕСПЧ, то и после выдачи он оказался бы в тюрьме, где к нему применили бы бесчеловечное обращение. Суд принял во внимание предоставление временного статуса беженца гражданину Узбекистана, но отметил, что если этот статус не будет продлен, то и сама Россия станет соучастницей пыток. ЕСПЧ счел, что российские судьи невнимательно рассматривали вопросы о продлении ареста Каримову и не обосновывали свои решения должным образом, что нарушило его право на свободу и личную неприкосновенность. Кроме того, согласно постановлению Евросуда, беженец был лишен возможности предоставить доказательства того, что на родине его жизни и здоровью угрожает реальная опасность, что также было поставлено в вину российским властям.

Екатерина БУТОРИНА