В понедельник я дорвался до RX8. Чтобы его получить, нужно было ответить на один очень сложный вопрос: «А какой RX8 предпочитает мистер Черский: синий или черный?» Еще бы добавили «в это время суток». Почему никто не задает мне таких вопросов в Москве? Неужели так трудно набрать номер и просто спросить? Подгонять ничего не надо – я итак буду чувствовать себя крутым.

Коротко об RX8: зверь. Правда, одна проблема: ты всё время упираешься в горизонт. Можно даже не особо давить на газ: ты все равно уже проскочил поворот, до которого вроде было так далеко. И вообще, прежде чем сесть в RX8, нужно попросить специальных людей аккуратно снять все дорожные знаки в городе и выключить полицейские камеры, чтобы напрасно никого не нервировать. Чертовски обидно: только соберешься переключиться на 3-ю (там всего 6 передач), как вдруг выясняется, что больше 120 здесь ездить нельзя.

Про дизайн говорить не буду – смотрите сами. По-моему, неплохо потрудились креативные японские парни.
===


Кстати, для того, чтобы можно было сказать об этом дизайнерам «мазды», их всех привезли сюда. Впрочем, может быть и не всех, но многих из этого департамента. Судя по собранным визиткам, я вчера общался с Коичи Хаяши, Кеничи Адегавой и с Норихито Ивао. Норихито настолько крут, что даже не говорит по-английски: для этого к нему приставлен специальный переводчик из Лондона.
Наверно, я здорово утомил этого переводчика – всё время забывал делать паузы. Но, похоже, парень все равно успевал переводить весь мой потом креатива, который я обрушил на бедного дизайнера. Японцы – чертовски благодарные слушатели. Такое ощущение, что они вообще стараются вникнуть во все, что ты говоришь. (Интересный вариант, кстати. Может, нам в России так тоже попробовать?) Японцы слушают очень внимательно. Задают вопросы, чтобы лучше понять. Им очень интересна Россия. Это ж гигантский рынок – ну как он может быть не интересен? «Так приезжай к нам в Москву, сам все увидишь!» - говорю я. И тут же ловлю себя на мысли, что, пожалуй, гостеприимство теперь чревато. Приедет этот дизайнер в Москву и, конечно, пойдет любоваться вечерним городом и нашим метро. А там к нему подвалит толпа бритых ублюдков и начнет объяснять, что Россия – для русских. И им похер, что этот парень придумывает такие классные тачки и хочет, чтобы у них были такие же. Ублюдки до конца жизни будут тюнинговать зубила при помощи синих писалок и считать себя высшей расой.

Да, вы уж меня извините, но я взял на себя смелость ответить на вопрос, какой должна быть машина для русских. ( Ага, опять эти евреи пытаются за нас всё решать.) Так вот, я сказал, что у нее должны быть две важных характеристики: агрессивный дизайн и НОРМАЛЬНАЯ высота переднего бампера. Не как у Пежо, а нормальная, ты понял? Чтобы можно было спокойно подъехать к бордюру и не бояться трамвайных путей. В конце концов, если уж так важно, чтобы этот бампер по земле волочился, пусть резиновый сделают. Чтобы его можно было спокойно плющить без ущерба для внешнего вида. Норихито задумался и сказал, что резиновый будет слишком тяжел. Так что сошлись на надувном – он легче.

А еще мы много говорили о бушидо – самурайском духе. Это потому, что под пиджак я надел правильную майку с иероглифами, купленную в Токио. (Туда меня любезно возил «Нисан».) Ну, я просто подумал, что японцам будет приятно увидеть родные буквы. Им было чертовски приятно. Особенно, когда они обнаружили, что я знаю, что эти иероглифы означают. (Еще бы не знать – там ниже по-английски написано Samurai Spirit.) После пятого бокала вина мы пришли к выводу, что самурайский дух живет в каждом из нас, будь он русским или даже японцем. И что именно этот дух помогает делать «мазду» и «Максим» такими классными.
истоШник