По традиции, идущей с появления русских бумажных денег, при выпуске в обращение кредитки подписывались управляющим Государственным банком и одним из кассиров банка. Опытным коллекционерам бумажных денежных знаков России хорошо известны фамилии кассиров Афанасьева, Иванова, Овчинникова, Свешникова, Софронова, оставивших свои факсимиле на многих кредитных билетах. Более того, часть кассиров оставалась служить в Госбанке и после революции, и их подписи стоят уже на совзнаках Российской Федерации ранних выпусков.

В числе кассиров царского времени был некто Брут, который начал подписывать денежные знаки в 1887 году. Последняя известная коллекционерам купюра за подписью Брута датируется 1910 годом.
В 1914 году Брут повесился - по ходившим слухам, от того, что проиграл в азартные игры казённые деньги.

В "Уложении" Алексея Михайловича 1649 азартные игры отнесены к "разбойным и татинным делам", за игру в карты предписывалось бить игроков кнутом и рубить им руки и пальцы в назидание другим.

Петр I лично карты не любил и сам не играл в них. Распространение карточной игры в его царствование сдерживалось, так как подражать было некому. Страстный игрок Ягужинский и умеренный любитель карт Меньшиков не влияли на становление игровых карточных традиций на уровне общества, поскольку в первой половине XVIII столетня карты не имели общественной ценности. Петр I относился к картам спокойно. отсюда и отсутствие особого юридического акта об их запрете. В собрании законов Российской империи за 1717 год 17 декабря был опубликован именной указ «О запрещении носить пряденое и волочсное золото и серебро, покупать оное и играть в деньги». В нем мы находим всего одну строчку, относящуюся к играм на деньги вообще: «Чтоб никто в деньги не играл под тройным штрафом обретающихся денег в игре».

Анна Иоанновна не только продолжила историю запретов на карточные игры, но и заложила основы карточных традиций русского общества, продемонстрировав тем самым лицемерность своей политики, направленной на искоренение данного порока. Именно в ее правление карты получили «официальную прописку» в русском обществе и начали обретать свою социальную значимость.

В 1761 году в России были разделены азартные и коммерческие игры. К первым относились штос, рулетка, очко, лотереи и прочие игры, в которых итог зависел от везения, а ко вторым вист, преферанс и другие игры, где на результат основное влияние оказывало качество игры. При этом было разрешено играть только в коммерческие игры на небольшие деньги и только в домашних условиях и только дворянам.

При правлении Александра I было налажено казенное производство игральных карт, в 1819 году стала работать Императорская карточная фабрика близ Санкт-Петербурга, а ввоз карт из заграницы был запрещен.

Николай I требовал ужесточения борьбы с азартными играми, многие игорные клубы были закрыты, а их владельцы карались большими штрафами, равными 3 тысячам рублей. Обеспеченные азартные игроки ездили играть в азартные игры в Европу, а те, кто был беден - играл нелегально. Запрет на азартные игры длился до революции 1905 года, когда руководство Российской империи решило отвлечь народ от смуты с помощью азартных игр.

И тут мы возвращаемся к брутовскому рублю.

На начало 1915 года в России пришелся расцвет азартных игр, которые проводились не только в общественных местах (например, в клубах), но и на квартирах горожан. Среди любителей азартных игр существовало поверье, что петля или личная вещь повешенного приносит удачу в игре. Так, в январе 1915 года в кругах игроков зародилось предположение о том, что рубль за подписью Брута является «счастливым».

В номере газеты «Петербургский листок» от 24 января была опубликована первая печатная заметка о брутовском рубле. Она гласила, что

«среди клубных, беговых и других игроков прошел слух о счастливом рубле с подписью кассира Брута, который недавно в припадке умопомешательства покончил счеты с жизнью. Этот слух, моментально облетевший все злачные места столицы, был вызван, как предполагают, крупным выигрышем, который выпал на долю игрока, поставившего на такой рубль».


Брутовский 1 рубль 1898 г. Управляющий Плеске

На один рубль много не выиграешь - максимум - это 35 рублей чистого выигрыша, которые можно получить, поставив на число в рулетке. Согласно легенде, этот "брутовский рубль" был у игрока последним, и благодаря полученному с него выигрышу он смог отыграть всё проигранное ранее.

Как известно, Брут повесился, а, по расхожему поверию, верёвка висельника приносит удачу тому, кто её заполучил. У игрока, поставившего на "брутовский рубль", верёвки не было, но, возможно, он посчитал, что адекватно заменой послужит рубль, подписанный Брутом. Впрочем, может быть в момент ставки он вообще не обращал внимание на то, кем подписан рубль.

Как бы то ни было, когда слух получил огласку, многие петроградские игроки сразу бросились в поиски брутовских рублей. Воспользовавшись этим, находчивые менялы распространили слух о том, что рубли подписанные Брутом, являются большой редкостью и их нельзя более получить ни в одном государственном банке Тем самым стоимость «счастливого» рубля была доведена до невиданной цены в 20-25 рублей.

Обеспокоенное резким возрастанием стоимости брутовского рубля, российское министерство финансов было вынуждено ответить на эти спекулятивные операции статьей «К сведению лиц, скупающих „брутовские рубли“», опубликованной «Петербургским листком» 5 февраля 1915 года. В данной статье говорилось, что, «вопреки уверениям спекулянтов, Государственный банк по-прежнему выпускает такие, имеющиеся у него в наличности, рубли и не берет за них ни одной лишней копейки». Но, несмотря на это, желающих заполучить счастливый амулет не уменьшилось.


25 рублей 1899 года. Кассир Брут