В СМИ появилась информация о подключении войск Минобороны к проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе. О возможности таких событий «НГ» писала еще месяц назад (см. номер от 05.09.12), и эксперты газеты тогда уже говорили, что данные шаги ожидаемы и логичны. В регионе, по сути, идет гражданская война, число погибших представителей силовых структур постоянно растет, особенно трагическая статистика наблюдается в Дагестане. Ввод в республику дополнительных подразделений МВД РФ из других регионов весной 2012 года особого эффекта не дал. Возможности Внутренних войск МВД России ограничены: на весь Северный Кавказ у ведомства лишь один артиллерийский полк, сформированный в 2010 году, нет штурмовой авиации, танков. Между тем масштабы контртеррористических операций, регулярно проводимых в регионе против незаконных вооруженных формирований (НВФ), подчас требуют применения более мощных вооружений. Да и спецназ, который имеется в Вооруженных силах, должен получать практические боевые навыки. Вот и получается, что без армии на Северном Кавказе не обойтись.
Но, во-первых, если в таких операциях применяется армия, предназначенная для отражения внешней агрессии, должны быть, конечно же, официальные разъяснения властей. Почему это делается? К примеру, по сообщениям Интерфакса, вчера по боевикам в пригороде Махачкалы были нанесены авиаудары, но никто из официальных властей разъяснений по этому поводу не дал. И таких примеров – масса.
Во-вторых, если для проведения контртеррористических операций (КТО) применяются войска, то общественность должна быть уверена, что в них не задействована необстрелянная солдатская молодежь. Полностью укомплектованы у нас контрактниками только бригады, дислоцированные в Чечне. Но режим КТО, как известно, на Северном Кавказе в последнее время вводится в основном в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. По официальным данным Минобороны, в этих регионах дислоцируются части и соединения на основе смешанного комплектования войск. При этом во многих из них основная прослойка солдат – призывники. Имеет ли Минобороны моральное и юридическое право в случае подключение войск к КТО бросать их в бой?
В том, что борьба с боевиками трансформировалась в вялотекущую партизанскую войну, сомнений нет. К примеру, в «НГ» имеется копия письма председателя независимого профсоюза ОВД и прокуратуры Дагестана Магомеда Шамилова к руководству страны, в котором он с тревогой сообщает о том, что «идет массовое истребление сотрудников органов внутренних дел. В Республике Дагестан развязана настоящая гражданская война со всеми ее признаками». По данным Шамилова, «в последние годы в Дагестане погибло более 800 сотрудников МВД республики, а тысячи (!) получили ранения. Только в 2011 году было похоронено 188 дагестанских полицейских, то есть 50% от погибших сотрудников полиции по всей России!».
Убивают на Северном Кавказе, конечно, не только сотрудников силовых структур страны, но и представителей власти, религиозных деятелей. Тут тоже имеется печальная статистика, подтверждающая партизанский характер боевых действий. Убивают солдат и мирных жителей из-за угла, то есть участие армии в КТО будет иметь лишь относительный эффект. И, конечно же, вообще силовая составляющая в наведении порядка на Северном Кавказе – это важная, но не основная составляющая мероприятий, связанных с ликвидацией причин, приведших к партизанской войне.
Между тем инвестиции в национальную оборону на территории Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) на порядок опережают инвестиции в его экономику. Округ сформирован, как известно, еще в январе 2010 года, но правительство до сих пор так и не приняло программу его развития, постоянно перенося сроки ее подготовки и утверждения. И что настораживает – программа готовится по остаточному принципу. В данный документ априори вносятся полумеры, которые вряд ли обеспечат нейтрализацию факторов партизанской войны в регионе (см. «НГ» от 18.09.12). Скажем, общаясь в минувший понедельник со своими заместителями, премьер-министр Дмитрий Медведев признал, что на развитие Северного Кавказа денег из федерального бюджета не хватает. И посоветовал руководителям субъектов СКФО искать средства на развитие региона, в основном ориентируясь на частные инвестиции. Но какой здравомыслящий бизнесмен будет вкладывать деньги в регион, где идет гражданская война?
Республики СКФО по социально-экономическим показателям самые отсталые в России. Проблема в том, что, пока там идет война и правят бал боевики, крупный частный бизнес не будет заниматься подъемом экономики, поскольку его там просто не будет. Только государство, централизованно задействуя весь свой идеологический, политический и социально-экономический потенциал, консолидируя общество, сможет обеспечить развитие республик региона.
Подробнее: http://www.ng.ru/regions/2012-10-10/3_kartblansh.html