Не давным-давно, а совсем даже недавно, три года назад, я работала в крутой такой, распальцованой, частной киевской клинике. Отделение наше было чем-то типа дневного стационара, посему график работы был такой: утром работа,работа,работа, женщины, женщины, женщины - ой, мужчина побежал, ловите его - женщины, женщины, женщины, днем обед, после обеда снова женщины, женщины, женщины, и так примерно до девяти вечера. Изредка, мой томный вечер разбавлялся консультацией в акушерском отделении, и домой, спать, а утром снова на работу, как на праздник.
Во всем этом великолепии присутствовал один положительный момент. То есть, положительных моментов в нашей работе конечно навалом, у нас вся работа один сплошной положительный момент, любого врача спросите, но этот был самый положительный - просто положить и пусть лежит - с двух и примерно до четырех пополудни, в отделении была тишина.Никаких женщин, мужчин и сочувствующих. Ни-ка-во. Только степь кругом и медсестры как тушканчики тыгдым-тыгдым, шасть-шасть.

Так вот, в один из таких положительных моментов я шла по степи пустому коридору отделения с мыслью пообедать, или полежать с кем-нибудь, или сходить к коллегам в гинекологию кофейку дернуть с коньячком - почему то только в гинекологию всегда приносили отличный коньяк - или зависнуть в интернете.
От этого полета дум я была похожа на Штирлица, когда он шел по коридору прямо в лапы злобного Мюллера. Лицо сосредоточено-суровое, руки твердо сжаты в кулаки, нога четко печатает шаг:
"- Штирлиц идет по коридору.
- По какому коридору?
- По нашему коридору. Штирлиц идет по нашему коридору.
- А куда он идет?" ©
Примерно так.

В общем, иду я и слышу откуда-то из недр манипуляционной гогот. Громко так. "Че такое?" - подумал Штирлиц не меняя выражения лица и распахнул дверь в пыточную.
Выяснилось, что ржал весь средний и младший медицинский персонал отделения, во главе со старшей медсестрой. Ржали как кони они.
Нет, не так. Милые девчоночки заливисто хохотали, запрокинув хорошенькие головки, их смех напоминал нежный звон полевых колокольчиков в ясный летний полдень, ласковые хрустальные нотки проскальзывали в этом звонком смехе, нежный молочный шоколад напоминал этот смех, янтарный мед текущий рекой, вот что это было (все, у меня закончились эпитеты, надеюсь вышло достаточно по-доброму)! Я умилилась и мягко улыбнувшись, тепло спросила:
- Чего ржете, как дуры?
Девчонки, немало удивившись моему доброму настроению - обычно-то я злая, как цепная собака - доложили нижеследующее.
Некоторое время назад, к одной из медсестер постучался в аську некий молодой человек. С первых же строк стало понятно, что парень не совсем адекватен, последующие строки окончательно убедили девушку разорвать сомнительную переписку. Но не тут то было. Подруги, с которыми медсестра конечно же поделилась написанным, убедили молодую леди виртуальное знакомство продолжить. С их помощью. Долго ли коротко, но все вместе они общались недели две. Что именно они ему писали я рассказывать тут не буду, дабы не портить свой очень добрый и светлый пост, но только в один прекрасный день девки довели парня до ручки и он прислал им х#й. Свой. Личный. По почте. По электронной, разумеется, все по доброму было.
Вот так, пошел, сфотографировал свое, до неприличия возбужденное достоинство и отослал файл "любимой" на мыло(счастье, хоть не на мыло клиники) с надписью: Сюрприииииз!

Девушки любят сюрпризы, это общеизвестно, так что закончив работу они собрались все вместе и файл открыли. Там был он. Х#й. Большой.
Надо сказать, что парень имел явное и резкое несоответствие между верхней и нижней частями своего организма. Насколько были некрасивы его мозги и голова в целом, настолько же был хорош его низ. Просто красавец. Что называется, то что доктор прописал.
Поведав эту душераздирающую историю, девчонки пригласили меня присоединиться к просмотру и даже уступили единственный стул. Ну кто, в самом деле, добровольно откажется х#ем полюбоваться, особенно хорошим? Вот вы бы отказались? Ага! То-то же! Я тоже не устояла, присела около монитора и заворожено принялась разглядывать сюрпрайз. Пока я пялилась в экран, окружающие заспорили о размерах великолепия и дабы избежать кровопролития было решено х#й измерить.
Свое намерение осуществить мы не успели. Из коридора вдруг донесся зычный голос нашего заведующего, явно приближающийся к нашему убежищу. Не желая делиться ни с кем своим сокровищем, особенно с завотделения( свой пусть рассматривает), мы хотели было прервать осмотр и обмер, как дверь в комнату распахнулась и на пороге нарисовалось обожаемое руководство, а с ним еще четверо импозантного вида мужичков, из прибывшей еще утром латвийской делегации. Моя рука, лежащая на мышке, судорожно дернулась в попытке закрыть файл с "чудом", или хотя бы просто прикрыть окно с чертовым х#ем. Авотхуй!(простите за тавтологию) Компьютер завис.

Заведующий, между тем, разливался соловьем:
- А это наша манипуляционная, оборудованная новейшим дорогостоящим пыточным оборудованием(далее следовал перечень фирм и стран производителей), а это наши девочки-красавицы, все как одна высококвалифицированные специалистки! Умницы, комсомолки, красавицы! Да-с, говна не держим-с...
Последовала пятиминутная речь посвященная "нашим девочкам", все это время заведующий с мужиками медленно но верно приближались к столу. Девчонки почтительно прыснули от стола кто куда и как-то так получилось,что я осталась один на один с зависшим компом и нагло ухмыляющимся на экране хуем. Мужики приблизились еще на полсантиметра. Тут заведующий наконец-то заметил меня.
- Ой, а это наша любимая, неповторимая Вероника Георгиевна, гордость клиники, "крупнейший в галактике специалист по космическим животным" ©! Я как раз хотел вас познакомить.
И повернув голову в мою сторону он тихо процедил сквозь зубы:
- Где ты была, блядь, я тебя ищу везде?! Какого хера ты тут делаешь?!
- Х#й валяю! - хотела было ответить я, но вовремя вспомнила о субординации и оскалившись выпалила первое, что пришло в голову:
- А я тут помогаю девчонкам с программой новой разобраться.
- Ой, программа, а я и забыл, у нас как раз, на днях, установили новую суперсовременную компьютерную программу на наш суперсовременный компьютер,что в корне изменило и значительно облегчило работу всего отделения мы теперь вообще нифига не делаем все за нас делает умная прога. Вот наша замечательная, умная, золотая, доктор Вероника и помогает среднему медперсоналу осваивать это сладкое ничегонеделание,ага.
И мне:
- Вероника Георгиевна, покажите, будьте так любезны, нашим латвийским коллегам х#й возможности этой, без сомнения, уникальной программы!
Делегация стала медленно огибать стол.
Все это время моя рука судорожно терзала ни в чем не повинную мышку, в тщетных попытках убрать с экрана уникальный х#й. Х#й откровенно ржал и закрываться не хотел, хоть режь.
Латвийцы, на лицах которых был написана вежливо-равнодушная заинтересованность, подошли к столу почти вплотную.У меня оставалась ровно одна секунда.
Со стороны "крупнейший специалист" была похожа на зеленого растительного человечка, знаете, такие продаются в горшочках, для выращивания на подоконниках. Морда сделана из коричневого чулка, туда же приклеены огромные глазищи веселенького голубенького цвета, ротик открыт на манер буквы "о", вместо волос - дыбом стоящие зеленые росточки, которые собственно и надо выращивать, поливая шедевр чулочно-растительной промышленности по утрам и вечерам.
Вот я была как этот монстрик: волосенки дыбом, рот открыт, как у резиновой куклы из магазина для взрослых, морда лица пунцовая, как у роженицы в разгар потужного периода, и паркинсонически дергающаяся на мышке правая рука. Со всем этим прелестно гармонировала изящная хирургическая пижама, насыщенного синего цвета. Светило медицины в разгаре работы. Агония.
В тот момент, когда истекала последняя секунда отведенного мне времени - я уже думала, как буду объяснять латвийцам и руководству отсутствие уникальной программы, а непонятное присутствие огромного х#я на 21 дюймовом мониторе, и какая смерть лучше, удушение или быстродействующий яд - окно наконец закрылось и х#й ,издевательски подмигнув мне на прощанье, испарился. Вместо него экран радовал коллег вышеупомянутой прогой. Я потеряла сознание.
Вывод, который я сделала после всего произошедшего, был банален: х#й - это прекрасно, прекрасно и удивительно, он дарит чудесные, яркие и незабываемые ощущения, это свет, тепло и жизнь, это самое дорогое, что есть у мужчины, а иногда и у женщины...эмммм, о чем бишь я?Ах, да! *сурово* Но на работе надо работать! И думать о доме, черт возьми! О доме.
С тех пор я так и поступаю. И никаких х#ев!
отсюда