Мне хотелось бы поведать вам историю, которая со мной приключилась, когда я еще был студентом медицинского института. Дело в том, что учеба в таких заведениях, особенно на первых курсах, весьма напряженная. И, если ты действительно поступил не по связям своих родственников, а своими силами, то есть - с осознанным желанием стать врачом, то до третьего курса будь любезен, что называется, грызть гранит науки. А вот после третьего курса учиться уже значительно проще.

Итак, перед зимней сессией, на втором курсе, от запоминания бесконечных анатомических терминов на латыни, я заболел жестокой бессонницей. А днем, на лекциях, и даже на семинарах, спал как убитый. Одна девушка из нашей группы, Оксана, обратив на это внимание, посоветовала мне обратиться к ее дяде. Знаменитому в те времена в Москве психоневрологу, что бы он назначил мне хорошее лекарство для сна.

Она пообещала переговорить с ним обо мне. В назначенный день и час я приехал в ведомственную поликлинику, где он работал, и оказался в его кабинете. Выслушав меня, дядя Оксанки выдал мне пакетик с какими то таблетками. Всего, как помню, их было три, и велел принимать по одной через день, перед сном.

После первого приема я сразу же заснул. И мне приснилось, что я подрался в ночном переулке с тремя какими то пацанами, которые хотели отнять у меня полученную накануне стипендию. Проснувшись утром, я обнаружил стипендию практически нетронутой. Но морда была разбита, а руки в чьей то запекшейся крови.

Через день я принял вторую таблетку. Теперь мне приснилось, что я снял проститутку в кафе Метелица, и привез ее в нашу общагу. Проснувшись, я нашел в кармане своих джинсов женские трусы. А еще через день мне пришлось обращаться в кожвендиспансер по месту жительства, в связи с выраженным дискомфортом во время актов мочеиспускания.

Третью таблетку я принимать уже побоялся, и посоветовал принять ее для сна зубриле –ботанику из нашей группы – Якову Биркину. Судя по внешнему виду тщедушного Биркина - бледному лицу с темными кругами под глазами, он тоже, как и я страдал хронической бессонницей. Биркин с благодарностью принял от меня таблетку.

Через несколько дней его арестовали прямо на лекции люди в строгих черных костюмах, и увезли в черной волге. Оказалось, что тихушник Биркин грабанул ночью ювелирный магазин, связав охранников, и утащил немеряно материальных ценностей в виде золотых украшений с бриллиантами. На суде он все отрицал, и выдать похищенное отказался. Мотивируя тем, что все это ему, якобы, приснилось. Ему дали пять лет. Но вскоре Биркин попал под какую то амнистию, и уехал за границу. Теперь уже, по прошествии многих лет, я твердо уверен, что Яков хладнокровно вводил суд в заблуждение. Откуда тогда у него, по слухам, взялись собственная клиника в Швейцарских Альпах и вилла на Каймановых островах?