Так считает академик Чазов, спасший тысячи сердец и своё собственное. 10 июня знаменитому кардиологу, академику Евгению Чазову исполняется 80 лет


А чувствует он себя — дай Бог в его годы каждому.

Он доказал на собственном примере: если щадить сердце, можно прожить долго. .

Полвека он отдал борьбе с инфарктом миокарда, а затем занялся изучением мозга. Его пациентами были многие мировые знаменитости. Создатель и гендиректор Российского кардиологического комплекса, 20 лет возглавлял Кремлёвку — 4-е Главное управление Минздрава СССР, был министром здравоохранения и лечил 21 руководителя 16 государств мира, в том числе Ельцина, Брежнева и всех членов Политбюро. А себя он лечил сам.

— Меня теперь всё чаще спрашивают: ну и как жизнь? 80-летие — это ведь, Евгений Иванович, такая, знаете ли, почти трагичная дата. Для кого-то — уже порог дряхлости… А я отвечаю: да бросьте вы! Жизнь прекрасна и удивительна. Для меня это самый счастливый день. Потому что я всё-таки дожил до него и встречаю такую дату на своём посту в кардиоцентре. Это же МОЯ, личная победа!

Тайны Кремлёвки

Прежде всего я — врач. Врач для всех, а не для избранных. Я лечил народ, а не одну номенклатурную элиту. Когда Брежнев уговаривал меня возглавить 4-е Главное управление Минздрава СССР, он сказал: «Займитесь там не только членами ЦК, а всеми знаменитыми людьми страны». Сейчас я уже могу назвать официальные цифры: в итоге к Кремлёвке прикрепили 68 тыс. чел. Из них партийных деятелей было всего 2200. Из правительства — 1500. В общем всего набирается 4 тыс. чиновников. А остальные — кумиры страны, все народные артисты СССР, все известные писатели, все главные конструкторы, все учёные из президиумов академий. Я лечил академика Келдыша, поэта Константина Симонова, композиторов Тихона Хренникова и Арама Хачатуряна. А уж скольких маршалов! Жукова вообще, можно сказать, вытащил с того света. Конева, Василевского, Рокоссовского... Короче, передо мной поставили задачу: создать передовую медицину (вначале в ограниченном масштабе), которая стала бы эталоном для всеобщего здравоохранения. Так и случилось. В Кремлёвке была самая низкая смертность от онкологии. Принципы, заложенные в решении проблемы раннего выявления этих заболеваний, вошли затем в общее здравоохранение. А кроме того — по гемодиализу, стоматологии, компьютерной томографии. Эта томография тогда появилась в СССР лишь благодаря случаю. У председателя Совмина Алексея Косыгина произошло кровоизлияние в области мозга. Мы его лечили и вновь восстановили для работы. Он живо заинтересовался: «Как?!» — и всё спрашивал: ну а что сейчас есть за границей? Я сказал: компьютерный томограф, который позволяет сканировать мозг. «А дорого стоит?». — «60 тысяч долларов». — «Тогда давайте купим два: один вам, а другой — в Институт неврологии. И распространим этот метод по Союзу…»

Все разведки мира (по крайней мере, английская, американская и французская) следили за нами: что же там такого особенного, в этой Кремлёвке?! Мы лечили и Юрия Андропова. Когда он стал генеральным секретарём, то спросил меня: «Признайтесь, чем отличается 4-е управление от обычного?» Я ответил: «Самое главное — профилактика, ранняя диагностика и диспансеризация. Вот три фактора успеха». Каждый из почти 70 тыс. «избранных» был обязан ежегодно проходить полный медосмотр, иначе его открепляли.

«Кто вы, доктор Чазов?»

Разведка разведкой, но в США в то время усомнились в том, что я — медик. Только потому, что я, кроме прочего, тогда возглавил международное движение врачей за запрещение ядерного оружия. А это уже политика. Американцы тотчас отреагировали: «Какой же он врач? Он сотрудник КГБ!» Один западный журнал даже вышел с заголовком: «Кто же вы, доктор Чазов?» В 1985 году наша международная организация была удостоена Нобелевской премии мира. На пресс-конференции в Осло при её вручении была группа лиц, пытавшихся очернить деятельность движения. В зале был единственный советский корреспондент, представлявший наше телевидение. Он всё пытался задать вопрос, который бы нам помог не только ещё раз рассказать о сути нашей деятельности в 36 странах мира, но и разоблачить присутствовавших провокаторов. Председатель мероприятия, министр иностранных дел Норвегии, не давал ему слова. Тогда Новиков сам встал и пошёл к микрофону. И настолько, видимо, был взволнован, что упал по дороге прямо на пол… Я увидел, что он падает, инстинктивно бросился к нему, сердце у него не работало, и стал его реанимировать: делать искусственное дыхание, массаж сердца. Следом подбежали врачи-американцы… Эта картина в прямом эфире транслировалась на весь мир. Наши сотрудники работали в это время в США. Американские врачи, с которыми они сотрудничали, увидев телевизионную передачу, сказали им: «Ваш шеф доказал, что он не чиновник, а прекрасный врач».

Чего только обо мне не писали и на Родине! Однажды в «лихие 90-е» в «Правде» появилась статья про то, что мы в 4-м управлении злонамеренно уничтожали всех генсеков компартии, чтобы в итоге прошёл Горбачёв. Потом выяснилось, что её написал помощник Черненко, который хотел отстоять честь мундира покойного шефа. А лечил-то всех их не один я! У нас был принцип — консилиум профессоров. На сессии Академии медицинских наук, которая проходила в это время, я объявил: «Уважаемые коллеги, здесь сидят, по моим подсчётам, 15 "врагов народа". Вы лечили таких-то и таких-то? Лечили. Ну и что в итоге?!» Пошли выступления возмущённых академиков, заявлявших, что создаётся новое «дело врачей-вредителей». Сессия академии направила резкое письмо главному редактору. «Правда» потом долго извинялась…

Либо работа, либо семья

Сейчас меня спрашивают: «В чём секрет вашего здоровья?» Что меня держит? Все «секреты» просты и известны каждому. В молодости я был физически активным — трижды взобрался на Эльбрус. Лет 25 не имел отпусков. Но, если появлялась возможность, всё-таки уезжал в горы. Второе: я всегда работал. Самое главное — иметь цель, преодолевать что-то. Теперь живу спокойнее: есть выходные. Но до сих пор не признаю санатории. Раньше сбрасывал напряжение на охоте — не чтобы настрелять дичи, а просто пойти на природу, отдохнуть, забыться. А отвлечения, разрядка очень важны. Ну и, конечно, питание. Я не переедал, не был гурманом и никогда не курил. У меня даже никогда не было чувства голода. Я мог целый день не есть и перекусить только вечером. А кроме того, надо всегда быть оптимистом. Моя мама внушила мне ещё в детстве: «Тучи убегают, и опять сияют небеса. Будь спокоен. Надо бороться, преодолевать трудности, не опускать рук. А главное — чувствуй, что ты прав. Отстаивай своё. Если не прав — исправляй». И я не кривил душой.

Зато моя личная жизнь всегда была тяжёлой из-за работы. Трижды женат. Но каждый раз — на хороших женщинах. Моя первая жена стала крупным учёным, академиком, главным реаниматологом страны. Мы разошлись потому, что и она и я были учёными. Оба сидели допоздна в своих клиниках. А вечером уже только «здравствуй — здравствуй». Родили дочку — и всё… Надо выбирать. Чего мне всегда недоставало, — моей семейной половины. Я виноват перед моими детьми — уделял им мало внимания. Но они понимали меня и достигали цели, став известными в медицинском сообществе профессорами без папочкиного протеже. Они нашли себя в жизни и науке. Они сами шли по судьбе. И никогда не использовали моё имя для достижения своих целей.

Рецепты долголетия от Е. Чазова




— Вначале укрепите нервную систему. Почти половина из нас живёт в состоянии перемежающейся депрессии. Поэтому настройтесь позитивно и не смотрите по ТВ разные ужасы — тем более в новостях. Воспринимайте жизненные неурядицы как запланированные события. Не сидите на месте, бегайте по утрам, плавайте. Сэкономьте деньги на проезд — ходите по городу пешком. Всё это пойдёт на пользу сосудам и прогонит стресс. Но не пытайтесь избавиться от него с помощью табака и спиртного. Вам только кажется, что после таких стимуляторов тревога и паника исчезнут, а на деле они лишь уйдут внутрь. Помимо стрессовой нагрузки сердце и сосуды получают удар никотина и алкоголя.

И главное, всегда помните: спасение — в вашем оптимизме.