Рассказал бывший тесть, всю жизнь проработавший водителем автокрана.
- Поехали мы с раннего утра с молодым напарником на работу в дальнее Подмосковье. Сначала я рулил, а потом говорю напарнику "Ну-ка, Сашок, порули-ка теперь ты, а я посплю". Поменялись мы местами, и я заснул под звук двигателя...
Долго спал я или нет - не знаю, но проснулся я от дикого крика напарника и от каких-то ударов в днище, которые, впрочем, тут же утихли.
Продираю глаза и вижу такое положение: наш автокран несётся, уверенно набирая ход вниз затяжного спуска, который заканчивается не менее затяжным подъёмом. Двигатель у машины почему-то не работает. Впереди маячат другие машины. Сашок мой сидит, вцепившись в руль, не живой, не мёртвый.
- Почему не работает движок?! - ору я ему.
- А х.й его знает! - орёт он.
- Тормози! - ору я.
- Тормоза не работают! - орёт он.
- Ручником!
- Ручник тоже не работает!
- Сигналь! Сигналь!! - ору я.
- Нет сигнала!!! - орёт он.
Всё, думаю, копец. Машина набирает ход, просто несётся, как бешеная. Сашок, как может, лавирует между машин, едущих попутно и по встречке. На обочину не свернуть - бетонный кювет...
- Сашок, - ору я, - маневрируй как можешь. Когда вылетим вверх и дойдём до мёртвой точки, я спрыгну и под задние колёса воткну тормозные башмаки. Сам снимаю пиджак, вылезаю из кабины и, стоя на подножке, начинаю орать что есть силы и размахивать пиджаком над головой. Ору так, что многие водилы понимают, что с нами что-то не так и прижимаются к обочине.
Как в жутком сне мы пролетели низину и по инерции полетели наверх. Ну, наконец-то наш ЗИЛ стал замедляться. Я изловчился, спрыгнул, побежал за ЗИЛом и на ходу стянул с платформы башмаки. Доходит, значит, ЗИЛ до мёртвой точки, и я ему башмаки под колёса... Какой там! Он через них, как через щепки переехал, и давай набирать задний ход.
- Сашка, - ору я, - рули как хочешь, но двигайся прямо! - а сам опять вскакиваю на подножку и опять ору, как иерихонская труба, и пиджаком машу... А рулить на скорости назад - это совсем даже не то что вперёд.
Короче, долго мы так туда-сюда мотались (инерция - великая сила). Как никого не снесли и сами живы остались - один Бог знает.
Когда остановились наконец, осмотрели машину и выяснили, что с одного конца оторвался кардан и, мотаясь из стороны в сторону, он, как кувалдой, свернул к чёрту все тормозные тросы, барабаны и патрубки...
Эх, тяжела ты водительская доля!