Помощь Регистрация
  • Из Америки с любовью

    Дневник начинающего гонщика

    Уехав на несколько месяцев в Соединенные Штаты, он вернулся оттуда с любовью — к автомобильным гонкам. Опыт саратовца Романа Быкова уникален: без относительно высоких затрат он смог попасть в мир больших скоростей, за два года преодолев путь от спортсмена-любителя, которому посчастливилось попробовать себя в американских гонках на выживание, до участника чемпионата Cаратовской области по автокроссу. Вот его рассказ.

    Русская кровь

    Роман Быков и Олдсмобиль
    "Потрепанный Олдсмобиль с 3-литровым двигателем удалось приобрести всего за $300".
    Началось все два года назад, когда я со своими друзьями-студентами отправился на лето в Америку — по одной из обменных программ. Мы жили в штате Нью-Йорк и устроились там работать в крупный полиграфический комплекс.

    Наш дом располагался неподалеку от крошечного гоночного трека, где почти каждую неделю проходили популярные в американской провинции гонки на выживание — Enduro Racing. Как-то раз мы выбрались посмотреть на это: по 400-метровому овалу, поднимая столбы пыли, с диким ревом носились машины, на которых не было «живого» места. Под ободряющие крики болельщиков автомобили таранили друг друга. Фактически, ни один обгон на трассе не проходил чисто. К финишу заезда трасса была усеяна мятыми, как консервные банки, машинами.

    Уже тогда я понял, что хочу попробовать себя в этих гонках — тем более, что каждый месяц там проводились заезды для простых любителей, которые стартовали на собственных машинах.

    Подготовить машину к таким гонкам несложно. От интерьера остаются только водительское сиденье, руль и панель приборов (остальные элементы салона ни к чему — в случае пожара они могут воспламениться). Кроме того, двери и оба бампера крепятся к кузову цепями — чтобы не отлетели при первом же ударе.

    Последние сомнения, если они и были, отпали, когда я увидел у одного из местных ресторанчиков выставленный на продажу Oldsmobile Cutlass Sierra. Официантка, которой принадлежал потрепанный седан, просила за него всего 300 долларов. Именно этот автомобиль я приобрел и начал готовиться к соревнованиям.

    …До гонки оставалась всего неделя. У меня не было никакого опыта, и каждый, кто слышал о моей идее, предрекал провал.

    К счастью, мне удалось заручиться поддержкой местных ребят, у которых была своя команда. Я и раньше пересекался с ними, но подружился, когда искал цепь для машины. Сначала я познакомился с Полом (завсегдатаем Enduro), который узнав о моих проблемах и нехватке времени, тут же набрал кого-то по телефону. А потом отвез меня на базу команды, и в тот же вечер работа закипела.

    Мою 6-цилиндровую Сьерру стали готовить к первому и последнему в ее жизни заезду. Я был свидетелем феерических завалов, когда один и тот же автомобиль таранили несколько других. Прощай, Sierra?..

    Мои друзья мне очень помогли — только благодаря им я успел в срок. У нас даже хватило времени на эстетические изыски: переднюю часть машины покрасили в желтый цвет, а на капоте сделали сине-красную надпись «Russian Blood» — «Русская Кровь». Чтобы знали, кто им зад надерет…

    Как я объехал 52 американца

    Роман Быков
    "До побед еще далеко, но 98-й бензин из моей крови уже не испарится".
    «Sorry, вы опоздали!» — отчеканила женщина, регистрирующая участников. Сотни долларов выкинуты на ветер.

    Помог Пол.

    «Да он к нам из России приехал погонять!», — стал втолковывать он даме, и та сдалась.

    Пока технические комиссары инспектировали мой автомобиль, я решил осмотреться. Вижу следующую картину: судейский пикап тащит на прицепе смятый болид, который, как выяснилось, перевернулся в предыдущем заезде. Пол меня тут же успокоил: «водитель жив». Это, впрочем, не означало, что гонщик отделался только легким испугом, а не сломал, например, себе что­нибудь. Хорошее начало!

    Когда я выезжал на прогревочный круг, сердце стучало в унисон 3-литровому движку Сьерры. На пути к стартовой позиции я едва справился с управлением — на размокшем от дождя треке машину начало водить из стороны в сторону.

    Обошлось.

    В пелетоне из пятидесяти пяти камикадзе я был последним. Вереница еще целехоньких машин занимала больше половины всей длины трассы. Я еду и сквозь рев двигателей слышу, как комментатор сообщает, что на треке впервые появился русский.

    Отмашка флага, красный свет гаснет. Впереди пятьдесят кругов чистого адреналина!

    Первые километры стараюсь ехать аккуратно. «Придавливаю» акселератор, но пытаюсь держаться на расстоянии от основной толпы — чтобы дать всем горячим парням повыносить друг друга.

    Гонку несколько раз останавливают — чтобы убрать завалы. И вот, после очередного рестарта даю полный газ — ускорения на прямых хватает для обгона сразу нескольких машин. Мои три литра под капотом честно делают свое дело. В каждом повороте мне удается невероятнейшим образом проскакивать в самые узкие щели. Слышу голос из динамиков: «Что делает этот сумасшедший русский?!»

    Я и сам не меньше удивлен тем, что мне удается протискиваться в повороты на такой скорости, находя лазейки среди плотных рядов соперников. К пятнадцатому кругу мною овладел какой­то безудержный кураж, в котором растворились все страхи неопытного новичка. Я слился с машиной воедино и очнулся, только когда увидел отмашку клетчатым флагом.

    Каким я финишировал, не знал никто. На трассе царила неразбериха. Круговые так плотно перемешались с лидерами, что даже комментатор вынужден был ждать публикации предварительных результатов хронометража.

    «По­моему, ты в пятерке», — отлавливает меня Пол, который сошел уже на 14-м круге. Тони — еще один пилот нашей команды — продержался немногим дольше. «Чуть не размазали по стенке», — рассказал позже он.

    Поднимаюсь в судейскую рубку.

    «Ты пришел третьим…» — погруженный в послегоночную суету бросает судья и протягивает мне конверт с надписью «$60». Мой первый приз. Скромная отдача от вложенных шестисот — но тогда меня это совершенно не волновало.

    Первый шаг в профессиональную лигу

    Роман Быков
    "В первой своей квалификации в автокроссе я занял 13-е место из 27 стартовавших гонщиков".
    Разумеется, после такого успешного дебюта желание вновь сесть за руль спортивной машины уже не покидало ни секунду.

    Вернувшись в Россию, я начал внимательнее приглядываться к нашему автоспорту. Было ясно, что в моем случае лучше всего попробовать себя в автокроссе — из всех дисциплин, в которых проводятся официальные чемпионаты страны, он является одним из самых доступных.

    В отличие от любительских американских гонок, где на старт допускаются фактически любые серийные «легковушки», в кроссе установлены строгие технические требования. Для меня это было своего рода шагом в более высокую лигу. Разумеется, на подготовку машины пришлось потратить уже намного больше денег, сил и времени.

    Летом 2008 года, «созрев материально», я отправился в местное представительство Российской автомобильной федерации с говорящим за себя названием «Спортавто». Именно эта региональная организация является главной шестерней, которая помимо других немаловажных обязанностей приводит в действие большой автокроссовый механизм в нашей области.

    Там мне посоветовали обратиться к одному из перспективных гонщиков Саратова Сергею Кузьменко — для более детальной консультации.

    Уже во время первой беседы удалось договориться: команда с патриотичным названием AutoSaratov, в которой работает Кузьменко, будет помогать мне готовить машину. Решили выставить меня в «кузовном» классе Д2Н, куда допускаются переднеприводные машины с двигателем до 1.500 см3.

    Машину, как и первый боевой Oldsmobile, я купил у девушки. Это было то, что надо: кузов не ржавый и нет никаких лишних «наворотов»: сигнализации, тонировки, музыки — ведь выбирать нужную радиоволну на гонках не придется. Удалось договориться о приемлемой цене в 49.000 руб. Но, как оказалось, это лишь пятая часть тех расходов, что нужно понести, готовясь к дебюту, который был запланирован на саратовский этап Кубка России в октябре.

    В мире скорости нет кризиса ликвидности

    Роман БыковКазалось бы — времени было достаточно. В идеале подобный проект реально осуществить за три недели — были бы гараж и умелые руки, знающие толк в этом деле. Но по опыту большинства гонщиков, расходы никогда не укладываются в запланированные рамки, отчего постройка постоянно тормозится, а в нашем случае «помог» еще и кризис. К сентябрю, когда было выполнено около 60% необходимых работ, с финансированием стали возникать проблемы.

    Тогда я в первый (и далеко не последний) раз убедился, что слово «взаимовыручка» в большой автоспортивной саратовской семье не просто пустой звук. Это именно то сообщество, в котором отношения людей, объединенных одной идеей и желанием, весят больше, нежели самая безупречная кредитная история в самом строгом банке. Денег в итоге мне дал взаймы сам Сергей, также он дал отсрочку на оплату всех работ по постройке автомобиля.

    Но на этом финансовые приключения не закончились.

    До старта оставалось пять дней. Предстояло еще приобрести экипировку и некоторые запчасти. Для этого нужно было съездить к воронежским кроссовикам, но перед самым выездом мой банк отказался выдавать наличные…

    Опустошенный я позвонил в Воронеж: сказать, чтобы меня не ждали. И на другом конце провода слышу: «Да какие вопросы, приезжайте, а оплату мы подождем!» И это мне говорил человек, с которым мы были знакомы лишь четверть часа по телефону! Видимо, «география» доверия среди кроссовиков не ограничивается одним Саратовом…

    В пятницу вечером — за сутки до первой тренировки — машина была впервые торжественно запущена (именно «запущена», говорят гонщики, а не «заведена», как это называют обычно). Ко всеобщей радости двигатель работал исправно и без «провалов».

    На следующее утро мы отправились на автокроссовую трассу в Еремеевке. В воздухе витало предвкушение нового яркого опыта.

    Задача минимум

    Роман БыковЯ до сих пор не могу понять, что меня зацепило больше — сами гонки или атмосфера, царившая вокруг. Все было похоже на своеобразную встречу клуба, открытого любому новичку. Клуба, состоящего не только из гонщиков, но и механиков, поваров, журналистов, технических комиссаров и многочисленных поклонников, среди которых, разумеется, самые преданные — друзья и семьи пилотов.

    В квалификации нужно проехать три круга: прогревочный и два «зачетных».

    …Отмашка флага, форсированный мотор моментально раскручивается до шести тысяч оборотов. Пока я не включаю вторую передачу, резина идет с пробуксовкой, но с падением момента сцепление улучшается и машина устремляется к первому затяжному повороту, который мне удается пройти без заноса (во многом, благодаря жестким спортивным стойкам).

    Сбавив скорость перед «шпилькой», втискиваюсь в нее на второй передаче и на выходе начинаю раскручивать двигатель для переключения вверх. После очередного поворота выхожу на длинную прямую, где разгоняюсь до пятой передачи. Короткоходная кулиса работает исправно. Шеститочечный ремень держит меня мертвой хваткой, а короткая рулевая рейка позволяет направлять машину по нужной траектории с минимальными поворотами руля.

    В итоге я показал 13-й результат из двадцати семи собравшихся машин и последний, пятый, в моем классе.

    Ночью перед гонками кто­то из болельщиков решил прокатиться на своей машине по треку и «убрался» в первом же повороте. Утром следующего дня автомобиль вызволяли судейским трактором. А гонщики тем временем переобувались в дождевую резину — над трассой прошел ливень…

    Первый заезд мне пришлось пропустить из-за неполадок в коробке передач и системе зажигания. Так что, пока все выстраивались на старт, мои механики ремонтировали автомобиль.

    А во втором заезде я почувствовал все прелести отсутствия опыта. На мокрой от дождя трассе поведение машины оказалось абсолютно иным, и мои соперники со старта умчались далеко вперед. Впрочем, задача минимум мною была выполнена — я честно откатал в хвосте пелетона отведенные нам шесть кругов и не сошел.
    До побед еще далеко, но 98-й бензин из моей крови уже не испарится — гонки это страсть, и по сравнению с ними езда по городу кажется замедленной съемкой. Автокросс это не только борьба на трассе, но и схватка с обстоятельствами. Бывает, даже самые сильные пилоты оказываются заложниками денежных неурядиц и вынуждены пропускать не только отдельные гонки, но и весь сезон. Нужно иметь постоянную техническую поддержку — профессиональных механиков и надежный канал поставок запчастей. По­этому многие гонщики в свободное от спорта время заняты в «автомобильных сферах». Например, опытнейший Борис Цеханович занимается пассажироперевозками, а другой знаменитый кроссмен Владимир Иванов — ремонтом автомобилей.

    Итак, к соревнованиям мой автомобиль готов, какой­никакой опыт у меня накопился. В сезоне-2009 в разных уголках России пройдут десятки кроссовых гонок, в которых можно принять участие.

    Кроссовый болид: как его строят

    Кроссовый болид - как его строят

    Двигатель и коробка разбираются и собираются заново. Главное — «расточить» головку блока, снизить по возможности вес всех деталей и сместить «мертвую точку», чтобы облегчить вращение коленного вала. Благодаря карбюратору с широким диффузором в мотор кроссовой «восьмерки» впрыскивается больше топлива (как правило, это смесь 98-го бензина со специальными присадками).

    В КПП передаточные числа меняются на «сближенные». Максимальная скорость понижается, но не она, а ускорение является решающим фактором на закрученных кроссовых трассах. (Исключение, пожалуй, лишь скоростная трасса в Казани — она состоит в основном из прямиков и скоростных поворотов.) Кроме того, благодаря спортивной кулисе, сокращается ход рычага, что помогает быстрее переключать скорости.

    Резина автокроссменами подбирается в соответствии с каждой трассой — будь то грунт, асфальт, снег или грязь. Колесные диски должны быть прочными, но легкими (да и вообще экономия каждого грамма — это один из центральных принципов подготовки гоночной машины).

    Вместо головного света устанавливаются алюминиевые заглушки. Задние стоп-сигналы переносятся в салон и крепятся под верхней кромкой заднего окна. Аккумулятор в целях пожаробезопасности тоже переносится в салон.

    Тумблер выключателя массы, согласно регламенту, должен быть вынесен на капот. Это делается на случай аварии — чтобы двигатель мог заглушить даже судья или другой пилот.

    Безопасности в регламенте уделяется первостепенное значение. В кузов вваривается каркас из металлических труб, штатное кресло меняется на анатомический «ковш» с шеститочечным ремнем. Требования распространяются и на экипировку гонщика — обязательны шлем, подшлемник, огнеупорный комбинезон и белье, перчатки и ботинки.

    Поэтому теперь, когда меня спрашивают «Тебе, что, в жизни не хватает экстрима? Автоспорт — это же очень опасно!», я отвечаю: в своей боевой «восьмерке» на гоночной трассе я чувствую себя гораздо безопаснее, чем в «гражданском» автомобиле на дороге.

    Зал славы Саратовской области
    Главные действующие лица сегодняшнего автокросса

    Борис Цеханович — мастер спорта, пятикратный чемпион России и семикратный обладатель Кубка страны в классе Д-3 Спринт (багги).

    Геннадий Ожиганов — чемпион Саратовской области по автокроссу в 2007 и 2008 г.г. Обладатель Кубка страны в классе Д-3 Спринт (багги) 2006 г.

    Александр Шишов — серебряный призер Кубка России в классе Д-3 1600.

    Сергей Глазков — обладатель Кубка РАФ 2008 г. в классе Д-2 Классика (заднеприводные машины).

    Владимир Иванов — заслуженный ветеран саратовского автоспорта, в последнем сезоне пришел третьим в классе Д-2 Классика на тяжелейшей трассе в Кораблино (Рязанская область).

    Александр Щербаков — в 2008 г. взял первое место в Ставрополе в классе багги (на этом же этапе Алексей Кукин стал вторым в классе Д2Н).

    Среди юных гонщиков в последнем сезоне стоит отметить двоих. Николай Раздивилов занял второе место на Саратовском этапе Первенства России и третье на этапе Волжского Кубка. Максим Максимов стал вторым в Ставрополе.


    Текст: Роман Быков. Фото: Константина Залесного и из архива Романа Быкова.
  • Фотографии